20110118-131400-4

 

Потери розничных торговых сетей от краж за последние два года выросли на 2 миллиарда долларов. В прошлом и нынешнем годах этот показатель втрое превысил средние значения предыдущих лет. Но даже несмотря на это, администрации сетей не вводят драконовские меры. Потому что убытки всё равно покрываются – за счёт честных покупателей. – Одна дама сунула за пояс живого осетра, – рассказал “Известиям” Вячеслав Осокин, охранник гипермаркета “Ашан” в подмосковных Мытищах. Когда она проходила через кассу, рыбина начала биться под курткой. Так мы даму и поймали. А другая засыпала себе в колготки 8 килограммов конфет. На мониторах смотрели это как кино – оттягивает юбку и засыпает порциями. А покупатели проходили мимо и никакого внимания на неё не обращали. Вообще же, сейчас тащат все подряд – конфеты, колбасу, йогурт, телефоны, ноутбуки. Даже пароварки.

По данным МВД, в 2012 году в милицию было доставлено 240 тысяч магазинных воришек. По мнению экспертов аналитического центра Юрия Левады, это только четверть всех пойманных, так что в России их почти миллион. До суда же дошло только 3 тысячи дел. Больше всего воруют в супермаркетах больших городов. По словам охранников, среди людей преклонного возраста популярно дополнять продуктами уже завешанные пакеты. – Сейчас кассиров обязывают перевешивать рассыпную продукцию, чего раньше не было. Раньше даже кассы не были оборудованы весами, – рассказала “Известиям” администратор зала московского супермаркета “Пятерочка” Алина Абдурахманова. – Среди молодежи популярно менять штрихкоды, – продолжает Алина Абдурахманова.

К примеру, студент берёт батон колбасы за 500 рублей. Отдирает от него штрихкод и вместо него прилепляет штрихкод от паштета. В результате дорогая колбаса выбивается на кассе по цене 36 рублей. Женщины поступают еще хитрее. Они, к примеру, вытряхивают из упаковки дешевую карамель и заполняют ее дорогой “Рафаэллой”. Если кассир заметит подмену, что бывает крайне редко, он лишь говорит покупателю, что вес не соответствует цене, и откладывает товар в сторону. Охранника в этом случае не вызывают. Его зовут тогда, когда покупатель начинает скандалить по поводу отобранного у него товара. А в комнату для осмотра посетителя магазина приглашают только в том случае, если наблюдатель точно увидел, что покупатель спрятал у себя под одеждой товар. – Даже если мы видим, что покупатель откупорил бутылку пива и пьёт, препятствовать этому нам строжайше запрещено, – говорит Вячеслав Осокин. Хотя в большинстве случаев за съеденное и выпитое на кассе, скорее всего, заплачено не будет.

Также мы не останавливаем, если видим, что покупатель стибрил какую-нибудь мелочь: шоколадку или жвачку. Ещё закрываем глаза на старушек, которые суют под пальто батон хлеба или пакет с молоком. Оплатил украденное – и иди спокойно. Резкий рост краж со стеллажей супермаркетов был отмечен в прошлом году.Причём не только в России, но и во всём мире. Эксперты связывают это с кризисом – для многих похудевшие кошельки не повод отказываться от гастрономических привычек. По данным британского Центра исследований розничной торговли (CRR), в России в 2012 году количество потерь от магазинных краж составило более 90 млрд рублей. Это при том, что раньше данный показатель не превышал 30 млрд рублей. За девять месяцев этого года общий объём потерь от воровства уже составил 84 млрд рублей – на 8% больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Изменились и пристрастия несунов. Если раньше крали в основном дорогую колбасу, красную икру и элитный алкоголь, то сейчас берут всё подряд. Да и встретить среди несунов можно кого угодно: студентов, старушек, женщин с видом бизнес-леди, мужчин с военной выправкой… Обеспокоенные хозяева розничных сетей принялись закупать дополнительное охранное оборудование. Только это не помогло.

Казалось бы, всех своих покупателей мы знаем поименно, – рассказал “Известиям” Альберт Чиров, начальник службы безопасности московского торгового центра “Метро”, войти в который можно только по специальной карточке. – Но и у нас воруют. Приспособились срезать электронные метки. Пластмассовые клипсы на одежде откусывают кусачками прямо в примерочной.Туда же видеокамеру не поставишь. Теперь около примерочной стоит охранник,который проверяет, сколько вещей покупатель вносит, а сколько выносит. Но воришки надевают на себя новую вещь, а свою старую выносят и вешают в зале.

По словам охранников, если покупателя уличают в воровстве, то первым делом ему предлагают оплатить товар. Милицию вызывают только в том случае, если следует отказ. Это бывает крайне редко. Большинство платят. Есть, правда, категория несунов, которые, даже попавшись, нагло все отрицают, утверждая,что товар им подкинули. К таким сразу вызывают участковых, которые занимаются оформлением мелких краж. Эти “оформленные” и формируют статистику. Теоретически магазинный вор ничем не отличается от любого другого, и наказание ему предусматривается по ч. 1 ст. 158 УК РФ (“Кража”). Минимальная санкция – штраф до 80 тыс. рублей, максимальная – 2 года колонии.

Но это – в статье, а на практике все выглядит несколько сложнее. Для возбуждения уголовного дела одного вызова милиции и составления протокола недостаточно, – рассказал “Известиям” участковый Андрей Свистунков.  Чтобы дело имело перспективу, магазин должен написать заявление и выделить представителя на время следствия и суда. Кроме того, уголовное дело не возбуждается, если кража в магазине не превышает 1000 рублей. Если меньше – предусматривается административная ответственность. – Есть мнение, что именно в этом причина роста количества магазинных краж в России, – считает адвокат юридической компании “КОНСУЛЪ” Людмила Королева.

В 2008 году вступили в действия поправки в ст. 3.5 и 7.27 КоАП  РФ, согласно которым мелким хищением стало считаться имущество стоимостью до 1000 рублей, тогда как до этого считалось до 100 рублей. За мелкое хищение виновное лицо привлекается к административной, а не к уголовной ответственности. Это – штраф в размере пятикратной стоимости украденного имущества. То есть даже если попасться с живой рыбой под юбкой и все отрицать, в худшем случае придётся оплатить пять рыбин. К тому же магазины очень неохотно пишут заявления и ещё неохотнее выделяют представителя. Дело это хлопотное, легче (и дешевле) махнуть рукой.

Из-за пассивности магазинов больше половины дел разваливаются на первых же стадиях.- Супермаркеты передают воров милиции лишь в самых крайних случаях, сказала “Известиям” дознаватель Центрального УВД столицы Светлана Соловьева. – Дело в том, что досматривать покупателя, подозреваемого в краже, охрана магазина не имеет права. Охранники могут только задержать покупателя и вызвать милицию. В ОВД по Таганскому району шесть раз доставляли 32-летнюю москвичку Татьяну Л. Ее задерживали охранники разных супермаркетов, но обыскивать себя она не давала. Стоимость украденных вещей, обнаруженных у нее при обыске милиционерами, никогда не превышала 1000 рублей. И каждый раз она отделывалась лишь штрафом – на этом законные возможности наказания исчерпывались.

До суда же обычно доводятся дела, если вор пойман на крупной краже например, ноутбука. Дела по мелочевке,как правило, закрываются, потому что заявители не ходят на допросы и их просят отозвать заявление. Убытки от воровства, а также расходы на усиление мер безопасности ложатся на плечи честных покупателей. Только в этом году на безопасность владельцы столичных торговых сетей потратили более сорока миллиардов рублей. – В связи с воровством в магазинах владельцы российских розничных сетей только в этом году увеличили расходы на безопасность на 30-40%, рассказывает “Известиям” ведущий эксперт отдела экономики Всероссийского Научно-исследовательского института потребительского рынка и маркетинга Дмитрий Абзалов.

Закупались новейшие видеокамеры, мониторы и прочее оборудование. Разумеется, все эти расходы были заложены в расходную часть товара, в связи с чем розничные цены в магазинах выросли. В крупных торговых сетях за счёт расходов на безопасность они выросли примерно на 5%, в мелких сетях – на 8%. Понятно, что чем мельче сеть, тем труднее ей покрыть расходы на приобретение камер слежения. Потери от воровства в продовольственной сфере владельцы сетей традиционно покрывают за счёт покупателей. А вот на рынке электроники – за счёт продавцов. Поэтому цены на продовольствие растут быстрее, чем, скажем, на мобильные телефоны.

В США и европейских странах в магазинах воруют очень примитивно. Прячут товар под одеждой, приближаются к выходу и просто “делают ноги”. Россияне в этом отношении куда изобретательнее. Чтобы обмануть электронные системы, они покупают у фирм-изготовителей ключи, которыми снимаются электронные клипсы, и сами же их снимают. Электронная метка также не является препятствием. Чтобы пронести товар через магазинную “рамку”, воры оборачивают его фольгой и прячут под одеждой. Для выноса телевизора, компьютера, принтера и другого крупного товара воры используют специальную (чековую) бумагу.

Один из “бригады” покупает в магазине компакт-диск. Кладёт в карман чек, а затем передает его подельникам, которые тут же изготавливают такой же чек, но уже на товар стоимостью телевизора. Потом с упаковочной тары снимают магнитные метки, кассира отвлекают, а товар проносят через кассу, предъявив липовый чек охраннику. Проворачиваются также “фокусы” с коробками из-под дешевых товаров – оттуда достают, к примеру, настольный вентилятор и запихивают туда два десятка мобильных телефонов, предварительно содрав с них магнитную метку.

Источник: Известия.Ру

Поделиться в социальных сетях

Share to Facebook
Share to Odnoklassniki